• Ставка на полувагон
    987
    17.9 %
    руб./сут.
    июль 2021
  • Индекс качества I КВАРТАЛ 2021Г. - 66 баллов
  • Финансы USD ЦБ РФ 74.49 0.14 EUR ЦБ РФ 87.77 0.16
    BTC 31461.45 usd BTC 2336327.28 rub
+7 (812) 418-34-95 Санкт-Петербург       +7 (495) 984-54-41 Москва
07.06.2021 09:41:00
Разное / Комментарии
РЖД-Партнер

Государство vs бизнес: кто заплатит за углеродную нейтральность?

Уже через 30 лет человечество будет жить в новом мире с нулевыми выбросами СО2. Правда, за это низкоуглеродное будущее должен кто-то заплатить. У представителей бизнеса и государства мнения о том, кто именно должен выступать драйвером и оплачивать переход, разделились. О повестках климатической и мировой декарбонизации, а также возможностях для бизнеса – из кулуаров ПМЭФ-2021.
Государство vs бизнес: кто заплатит за углеродную нейтральность?
«Пристрелка» по своим
Согласно программе Green Deal, которую уже принял Евросоюз, полный запрет на выброс парниковых газов вступит в законную силу уже в 2050 году. А это значит, что уже меньше чем через 30 лет спрос на газ, уголь и нефть снизится. Вырабатывать отопление для зданий, электрокаров будут с помощью источников возобновляемой энергии.

Как отмечает Максим Тимченко, партнер и руководитель практики по оказанию услуг компаниям нефтегазовой отрасли в России и странах Центральной и Восточной Европы PwC в России, переход на декарбонизацию осуществляет, конечно, бизнес, но он получает значительную поддержку со стороны государства. «Это совместный проект, здесь нужны совместные усилия бизнеса и государства. И даже в странах с жесткой рыночной системой, которые не очень поддерживают меры по субсидированию, считают оправданными меры по субсидированию такого перехода. В Норвегии и Германии, например, напрямую субсидируется государством от 50 до 80% от стоимости всего проекта. В Нидерландах предлагают существенные льготы по налогу на прибыль компаниям, которые реализуют проекты по декарбонизации. Китай также на три года освобождает от налога на прибыль, потом еще на три года бизнес получает существенное снижение ставки налога на прибыль. При этом власти Китая отслеживают реальный экономический эффект», – сказал М. Тимченко.

Эксперт подчеркивает, что и в России эта схема может сработать. «За бизнес России можно не переживать. Если государством будут созданы благоприятные условия, то в бизнесе будут найдены и таланты, и технологии реализовать переход», – считает он.

В России же власть пытается определить приоритеты дискуссий на международном уровне, рассказывает Кирилл Молодцов, помощник руководителя администрации президента РФ. «В отношении роли государства и бизнеса скажу одно: мы будем дополнять друг друга. Пока мы только ведем «пристрелку» друг к другу и пытаемся определить приоритеты дискуссий на международном уровне. Бизнес в целом знает, куда двигаться, и точно есть и будут технологии, которые мы можем сами создавать», – говорит эксперт.

В защиту своей позиции помощник руководителя администрации президента РФ вспомнил, как 10 лет назад российские нефтяники были вынуждены заниматься утилизацией попутного нефтяного газа. К. Молодцов вспоминает, что тогда тоже шли бурные дискуссии, потому что нефтяники тяжело воспринимали задачу и плохо понимали пути ее решения. «Но нам есть чем гордиться: задача решена, и польза от нее есть… Да и сейчас металлурги в Череповце и на других площадках могут фору дать европейским коллегам. Нам надо только научиться об этом красиво рассказывать. И в этом смысле роль государства будет безусловной. Государства – впереди, бизнес поддерживает, и наоборот. Так что будем работать», – заявил он.


Задача бизнеса – зарабатывать прибыль

Михаил Хардиков, руководитель энергетического бизнеса En+ Group, признается: компания добилась, что с 2022 года на Лондонской бирже металлов торговать алюминием с низким углеродным следом будут на отдельном секторе. «Это конкурентное преимущество для всего российского бизнеса», – считает он. Однако эксперт сокрушается, что пока бизнес в этой борьбе за участие в международной повестке по низкоуглеродному регулированию идет несколько впереди. Пока в России только разрабатывают соответствующее законодательство.

«Надо не забывать, что новые технологии требуют не только государственного, но и банковского финансирования. А долгосрочного банковского финансирования почти нет. Проектное финансирование привлечь на такие проекты не просто тяжело, а очень тяжело. Его невозможно получить. Попытки доказать мне, что я не прав, постоянно предпринимаются: подходят банкиры, обещают дать заем, а через месяц совместной работы выясняется, что у них ничего нет», – продолжает бизнесмен.

М. Хардиков подчеркивает, что государство должно обратить пристальное внимание на гидроэнергетику. «Она у нас в России освоена на 20%. Но действующих программ по строительству новых ГЭС нет, как нет и программ по модернизации существующих. Это тоже те направления, которые могут решить проблему нейтральности и позволить стране развиваться», – отмечает он.

Дарья Борисова, управляющий директор ООО «Сибур», считает, что переход на низкоуглеродную энергетику невозможно совершить в одиночку. «Это точно танец двоих, и это исключительно совместная работа. Первый шаг, который создает принципиальную основу для движения обоих, – это создание углеродного регулирования. Именно оно создаст правила игры. Сейчас их у российского бизнеса нет. А оно важно, бизнесу нужна четкая методика учета и расчета с признанием индивидуальных усилий каждого конкретного игрока. У бизнеса должен быть выбор инструментов, которые могут привести к углеродной нейтральности. Инструментарий тут очень широкий – от мер энергоэффективности и использования зеленой водородной энергетики до реализации лесоклиматических проектов. То есть если есть структурные технологические ограничения на тот или иной процесс, то бизнес может компенсировать их путем повышения поглощающей способности определенных земельных участков. Это конкурентное преимущество России», – заявила она.

Однако эксперт признает, что если не будет правил, то очень сложно будет создать и простимулировать инвестиционные приоритеты в крупные и масштабные направления.

«Каждый из игроков имеет крайне амбициозные цели по росту, – рассказывает она. – И эти цели по росту в некотором роде прямо противоречат целям углеродной нейтральности. Каждая выпущенная дополнительная тонна обеспечивает повышенные выбросы СО2. И, чтобы достичь углеродной нейтральности, не хватит сегодня традиционных методов энергоэффективности. Нам нужен структурный скачок в нескольких направлениях. Необходим в том числе вклад в перспективные научные исследования и разработки, потому что мы еще не находимся на пике зрелости всех возможных методов утилизации молекулы СО2. А ведь уже есть технологии, и уже есть даже возможности переработать молекулу СО2 в продукцию, которая способна обеспечить бизнесу дополнительную прибыль».
Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.




Читайте также

Выставка Конгресс Конференция Круглый стол Премия Саммит Семинар Форум Дискуссионный клуб
Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru

Copyright © 1998-2021 ООО «Редакция журнала «РЖД-Партнер»

При цитировании информации гиперссылка на ИА РЖД-Партнер.ру обязательна.

Использование материалов ИА РЖД-Партнер.ру в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

Свидетельство о регистрации СМИ ИА № ФС77-22819 от 11 января 2006 г., выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА РЖД-Партнер.ру

Разработка сайта - iMedia Solutions