• Ставка на полувагон
    1138
    1.7 %
    руб./сут.
    сентябрь 2021
  • Индекс качества II КВАРТАЛ 2021Г. - 64 баллa
  • Финансы USD ЦБ РФ 73.33 0.77 EUR ЦБ РФ 85.88 0.42
    BTC 42866.42 usd BTC 3139965.26 rub
+7 (812) 418-34-95 Санкт-Петербург       +7 (495) 984-54-41 Москва
05.02.2021 11:26:58
Логистика / Интервью
РЖД-Партнер

Якутская инициатива о гарантиях экспортного лимита стратегически оправданна, но способна отложить сроки транспортной части КПМИ до 2030 года

В конце января на совещании по развитию угольной промышленности первый зампред правительства Якутии Кирилл Бычков заявил о намерении республиканских властей заключить соглашение с ОАО «РЖД» о гарантированных лимитах вывоза из региона экспортного угля в дальневосточном направлении. Об институциональных предпосылках якутской инициативы, выпавшем шансе увеличить свое экономическое присутствие на рынках АТР, о формирующейся национальной экспортной базе на Дальнем Востоке и модернизации Восточного полигона РЖД-Партнер поговорил с экспертом Института управления и регионального развития РАНХиГС при президенте РФ Ринатом Резвановым.
Якутская инициатива о гарантиях экспортного лимита стратегически оправданна, но способна отложить сроки транспортной части КПМИ до 2030 года
Точки роста Якутии

– Ринат, по какому сценарию сегодня движется якутская угледобыча?

 – По целевому варианту развития: вместо предусмотренных базой 25 млн т на этот год республиканские власти планируют выйти на 39 млн. Ожидаемый рост в сравнении с прошлым годом – двукратный. То есть текущий и следующий годы – это уже наступившее «здесь и сейчас», когда южно-якутская угледобыча по праву входит в клуб национально значимых экспортеров. Замечу, озвученные на совещании на этот год данные оказались даже немного смягчены. В своих прогнозных выкладках Якутия рассчитывала в 2021 году выйти на чуть больший объем в 40,9 млн т по добыче.

Основной прирост по году, что совершенно точно, дает выход на плановые показатели в 6 млн т угольной шахты «Инаглинская», крупнейшей в стране. Уже в феврале на проектную мощность должна выйти шахта «Восточная Денисовская». Тем самым объем добычи на ГОК «Денисовский» будет доведен до 6 млн т угля. В совокупности ГК «Колмар» планирует выйти в текущем году по добыче угля на 12,2 млн т и по отгрузке концентрата – до 7,6 млн т.

Такую картину мы получаем по текущему году. А теперь сравните ожидаемый результат с теми 6,7 млн, полученными по итогам прошлого года. Необходимо добавить еще инвестпланы «А-Проперти» по вводу летом-осенью этого года первой очереди строящегося ГОКа.

Одновременно с вводом комбината собственник планирует увеличить провозную способность 340-километровой промветки от Эльги до ст. Улак Дальневосточной железной дороги в 2 раза, до 24 млн т в год. Пока известно, что на 2021 год собственник Эльгинского проекта ожидает нарастить объемы добычи и отгрузки по углю в пределах 18 млн т.

 – Добыча угля в Якутии была в минусе в течение года. Но по итогу года приросла на 4,8%. Что этому послужило?

 – Все решилось буквально в последние месяцы – объемы за 11 месяцев ещё показывали минус 2,8% – и только буквально вдогонку уходящему году удалось выправить ситуацию.

Здесь, конечно, фантастически помог Кузбасс, если можно так выразиться. Дело в том, что существовала определенная надежда – к концу года добыча в Кемеровской области подрастет, особенно учитывая открывшиеся возможности по экспорту на восток. Однако в декабре добыча в регионе упала на 12,9% (всего добыли 18,9 млн т), а погрузка вышла разве что не в ноль в сравнении с тем же далеко неблагополучным для кузбасской угледобычи 2019 годом.

При этом подавляющий объем, а это 9,8 млн т, был отгружен в западном направлении. Надо ли говорить, что открывшимися резервами пропуска в дальневосточные порты незамедлительно воспользовался якутский угольный майнинг. Эффект оказался столь высоким, что во многом позволил Дальневосточной дороге уйти в глубокий плюс по углю – на 22,2%, в отличие от своих резко просевших соседей.

Впрочем, на этом хорошие новости столь же быстро и закончились. Объем затоваривания, а значит, невывоза угля, по данным республиканских властей, приблизился к 2 млн т с прогнозированием роста в 2024 году до 6 млн т. Именно от этих показателей и отталкивался регион, когда вышел с инициативой о гарантиях экспортного лимита.

Опыт Кузбасса

– Каковы институциональные причины сложившейся ситуации в Якутии?

 – Экономика Якутии стоит на двух китах – добыче алмазов и угля, с недавнего времени к ним добавился и третий – газодобыча. Прошедший год оказался для Якутии стрессовым. У «Алросы» добыча алмазов по году сократилась на 22%, катком кризис прошелся и по углю. В результате доходная часть республиканского бюджета претерпела весомые потери.

Для Якутии как ресурсодобывающей территории важен налог на добычу полезных ископаемых. И если проект бюджета на 2020 год предусматривал поступления от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в консолидированный бюджет в объеме 19,7 млрд руб., то в последующем цифра оказалась скорректирована до более скромных 14,2 млрд, что позволило получить формальный рост по НДПИ за год на уровне 7,6%. Рост доходов от налога на прибыль организаций оказался во многом обеспечен за счет так называемых девальвационных поступлений – из-за изменений курсовой разницы доллар/рубль.

Одно из немногих реально обеспеченных направлений – это разве что поступления от налога на имущество организаций. Здесь исключительная заслуга за вышедшим на промэксплуатацию в 2020 году магистральным газопроводом «Сила Сибири», транспортирующим газ с западно-якутского Чаяндинского месторождения. Соответственно произошла постановка на имущественный учет территориальных объектов проекта.

Так что с источниками пополнения бюджета региону сильно не разбежаться, тем более, не забывайте, Якутия – северный приарктический регион, если хотите – территория индустриального фронтира, а это фактор значительного удорожания в практике инвестполитики. Безусловно, у республики наличествует запрос на федеральные ассигнования. По прошлому году объем только дополнительных поступлений из федерального бюджета в адрес Якутии составил 11,7 млрд руб.

В принципе, логика действий республиканских властей, поддержавших предложенный угольщиками вариант, понятна – есть угроза, что вводимые майнинговые и перерабатывающие мощности сработают вхолостую. Пользы от этого региону никакого, только потери. 
Есть, конечно, определенные опасения испортить отношения с перевозчиком. Но выход, как представляется, республика пока усматривает в апеллировании к опыту Кузбасса, дескать, первопроходцем регион здесь не является, есть «почти что» устоявшаяся практика. Так что сейчас Якутия намерена запустить согласование своей позиции через аппарат правительства РФ.  

– На китайском рынке для угольщиков сейчас открывается окно возможностей.
– Всему причиной развязавшаяся еще в октябре прошлого года торговая война между Китаем и Австралией. Под ограничительные меры КНР попал импорт австралийских коксующихся углей. Как результат – на сегодня альтернативные поставки концентрата торгуются в коридоре $150–200 за тонну.

А теперь представьте, еще полгода назад тонна угля шла по $105‒110 на условиях FOB Австралия. Неудивительно, что российский экспорт обогащенных углей с конца прошлого года начал усиливать свое присутствие на высокомаржинальном рынке Китая. Помножьте это на данное Госкомитетом по делам развития и реформ КНР еще в декабре прошлого года, по сути, добро китайским импортерам на увеличение доли российского экспорта коксующихся углей, и перед вами предстанет ситуация, которая на уже сложившихся и устойчивых рынках случается крайне нечасто.

Шаги на опережение

– Какие риски могут возникнуть при начале реализации соглашения с ОАО «РЖД»?

 – Меня несколько смущает позиция некоторых макроэкономистов со стороны «РЖД», привычно кивающих на неустойчивость конъюнктуры и резюмирующих: подстраиваться под отдельных экспортеров железная дорога не будет. Здесь даже незавершенность модернизации Восточного полигона выступает в роли некоего железного алиби. А сколько придется подождать – до 2024-го или вовсе до 2030 года – пока вопрос открытый.

Такая статичная позиция способна только консервировать формирующийся расклад, при котором перевозчику останется только реагировать на поступающие вызовы, без генерации сильных шагов на опережение. Та же китайско-австралийская торговая война оказалась вовсе не сиюминутной, стороны твердо намерены стоять на своем. Австралия переориентировала поставки и сейчас подсчитывает прибыли от резко взлетевших цен на угольный концентрат, а для Китая, в отношении которого Австралия возобновила вопрос о причинах появления COVID-19, оказалась затронутой чрезвычайно чувствительная тема, напрямую связанная с внешнеполитическим имиджем страны.

Сейчас у России появилась редкая возможность отыграть рыночные доли на ключевых рынках в свою пользу. Не забывайте, Австралия – крупнейший в мире поставщик премиального твердого коксующегося угля. За ней порядка 55% рынка морской транспортировки коксующихся углей. И ведь не каждый концентрат заменит австралийские угли – в частности, мы смогли это увидеть на примере с монгольским каналом экспорта. Взаимосвязь проста до невозможности: из низкокачественного концентрата на выходе получается низкокачественная сталь, а это однозначное поражение для производителей.

– Другими словами, России есть с чем выйти на этот рынок?

 – Возьмем, к примеру, эльгинские угли. Высокое качество концентрата достигается за счет низкого содержания серы, по оценкам специалистов, самого низкого в стране. Добавим к этому пониженное содержание фосфора, очень хорошую текучесть – и на выходе получаем премиальный высоколетучий коксующийся уголь.

Впрочем, появившиеся возможности могут столь же быстро быть и утеряны. Образовавшийся в отсутствие Австралии вакуум на китайском рынке начинает испытывать конкурентное давление. В декабре прошлого года ЮАР, впервые с 2014 года, приступила к поставкам угля на китайский рынок. Месяцем ранее Китай законтрактовал крупные партии колумбийского угля, который доселе вообще не позиционировался в качестве сколько-нибудь значимого поставщика в КНР. В нашу пользу вполне играет многолетняя обеспокоенность Японии и Южной Кореи главенствующим положением австралийского концентрата на рынках стран АТР. И вот в сложении факторов вы получаете пространственно-экономический сценарий тех тектонических сдвигов, которые происходят у нас буквально под боком.

Восточные горизонты

– Какие сдвиги происходят с пропускной способностью на Восточном полигоне?

 – К чести РЖД надо отметить: компания отчасти пытается выйти из ситуации через запуск тяжеловесного движения на участках восточного плеча БАМа. Парк трехсекционных тепловозов 3ТЭ25К2М в эксплуатационном депо Комсомольск-на-Амуре с учетом прошлогодних поставок к настоящему времени должен быть доведен до плановых 42-х машин.  

Причины акцентировки внимания именно на них довольно просты – это, пожалуй, на сегодня самые мощные на сети тепловозы. Ключевое их преимущество – в способности вести поезда в 7100 т без отцепок и подталкивания, что технологически выигрышно при проводке поездов по столь сложному профилю пути, как, например, от Комсомольска-на-Амуре до Ванино.

В целом Дальневосточной дороге еще предстоит восполнить прогнозируемую до 2024 года потребность в локомотивных бригадах – а это приблизительно до 700 машинистов и более 400 помощников машиниста. Конечно, с соответствующей организацией сети домов отдыха локомотивных бригад и пунктов явки.

Проводка тяжеловесных поездов, помимо прочего, предъявляет повышенные требования к содержанию пути. Вот здесь уже все намного сложнее. На восточном бамовском плече очень высока доля пути со сверхнормативным пропущенным тоннажем. Для качественного устранения проблемы потребуется не один год. Единственное, что внушает определённый оптимизм, – так это ведущиеся на сегодня работы по усилению кривых участков пути.

– Резюмируя все вышесказанное: якутский кейс имеет под собой вполне и экономические предпосылки в виде формирующейся крупной общенациональной экспортной базы обогащенных углей. Что со сроками?

 – Отмахнуться, отложить данный факт в долгий ящик, до лучших времен вряд ли получится, да и надо ли? Не проще ли обернуть ситуацию в пользу развития страны, ее экономики, ее регионов?

Конечно, в периметре пристального внимания окажется якутская ветка (от Нерюнгри) с восточным плечом БАМа вплоть до Ванино. Но ведь и провозные способности Восточного полигона с каждым годом возрастают. В январе Минтранс России сообщил об обеспечении в 2020 году суммарной провозной способности Восточного полигона на уровне 144 млн т – на 16,7% выше по отношению к базовому значению начала 2018 года. Конечно, это не означает, что сеть на востоке готова обеспечить бесперебойный пропуск заявленных объемов – модернизация еще далека от своего завершения. И если якутский кейс получит поддержку на правительственном уровне и соответствующее соглашение с РЖД будет подписано, то не стоит исключать,  обстоятельство станет весомым аргументом в пользу продления нацпроекта «Транспортная часть КПМИ» с 2024 до 2030 года.

Беседовала Наталья Гусаченко
Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.




Читайте также

Выставка Конгресс Конференция Круглый стол Премия Саммит Семинар Форум Дискуссионный клуб
Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru

Copyright © 1998-2021 ООО «Редакция журнала «РЖД-Партнер»

При цитировании информации гиперссылка на ИА РЖД-Партнер.ру обязательна.

Использование материалов ИА РЖД-Партнер.ру в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

Свидетельство о регистрации СМИ ИА № ФС77-22819 от 11 января 2006 г., выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА РЖД-Партнер.ру

Разработка сайта - iMedia Solutions