• Ставка на полувагон
    3500
    -13 %
    руб./сут.
    апрель 2022
  • Индекс качества I КВАРТАЛ 2022Г. - 57 баллов
  • Финансы USD ЦБ РФ 66.4 0 EUR ЦБ РФ 69.44 0
    BTC 29024.4 usd BTC 1648585.92 rub
+7 (812) 418-34-95 Санкт-Петербург       +7 (495) 984-54-41 Москва
04.06.2021 12:32:41
ЖД Транспорт / Интервью
РЖД-Партнер

Сибирские резервы: куда уводят восточные железные дороги? Часть I

Транспортная инфраструктура Сибири – острая тема, непременно вызывающая оживление в профессиональном сообществе. Концепции развития железной дороги в целом и проекты строительства отдельных участков обсуждаются на площадках международных форумов и сменяют друг друга в информационных повестках. На чем основана реализация транспортных восточных проектов, как они связаны с Китаем, что роднит и отличает их, рассказал независимый эксперт Ринат Резванов.
Сибирские резервы: куда уводят восточные железные дороги? Часть I
– Какие идеи, связанные с развитием транспортной инфраструктуры в Сибири, находят сегодня отклик?

 – Для ответа на вопрос давайте попробуем оттолкнуться от региональной повестки. Какие инфраструктурные идеи оказались заявлены на 17-м Красноярском экономическом форуме?

На обсуждение были вынесены две далеко не новые концепции – это «Кедровый тракт» и «Транссиб 2.0». Первая из тем является почти прямой отсылкой к предложениям экономиста Ивана Старикова, изложенным им еще в 2012 году в письме на имя на тот момент советника, а ныне помощника президента РФ Игоря Левитина. Тогда же в ответном письме из президентской администрации идея была названа «заслуживающей внимания» – при условии «реализации за счет привлечения частных инвестиций».

Ахиллесовой пятой второго, «кедрового» проекта является отсутствие его хотя бы ясно изложенного формального описания. Тема уже с прошлого года периодически проявляется в информационном пространстве, но понять, что она собой представляет в структурированном виде, пока невозможно.

Не исключаю в этом изначальной преднамеренности. Поскольку сложно дискутировать с ситуативными динамическими идеологемами. Ведь все «на словах», соответственно, у вас как инициатора в резерве всегда остается место для отвода любой попытки критического осмысления, достаточно указать на неверную интерпретацию либо пресловутую вырванность из контекста. С другой стороны, у темы довольно высокий PR-эффект, у нее красивая внешняя оболочка, присутствует даже налет легкого фрондерства. Впрочем, на поверку не совсем понятное: как идеи развития азиатско-европейского транзита и модернизации Восточного полигона с созданием транспортно-логистических центров принципиально вступают в противоречие с действующей редакцией КПМИ? Здесь, безусловно, имиджевая составляющая явно превалирует над сутевой.

 – Можно ли утверждать, что инициативы, связанные с совершенствованием транспортной инфраструктуры на востоке страны, вращаются только вокруг перспектив развития экспорта?

 – Заметьте, смычка всех подобных заявляемых инфраструктурных мегапроектов происходит на теме необходимости колоссальных объемов госфинансирования. Но нежность чувств к кейнсианской модели все же не должна камуфлировать существующие, мягко говоря, издержки в финансовом и проектном управлении.

Необходимо задаться вопросом: коль скоро заявляется подобная сверхцентрализация инфраструктурных полномочий за государством, то каковы геостратегические и геоэкономические ориентиры транспортных решений на востоке России? Начиная с первой половины – середины 2010-х гг. – от «китайского ветра в парусах» и серии восточных «валдайских» докладов – они обрели достаточно ясную привязку к китайским трансграничным инфраструктурным инициативам. Речь идет о логике активного встраивания в продвигаемый КНР проект Нового шелкового пути.

Мы видим, как все силы брошены на синхронизацию текущего этапа модернизации Восточного полигона с развитием Южно-Якутского угольного кластера. И планы по задействованию подавляющей части наличного состава желдорвойск начиная от Улака, станции примыкания к эльгинской промветке «А-Проперти», и далее в восточном направлении – тому наглядное подтверждение. Причем необходимость ускорения темпов на участке диктуется потребностью Китая в замещении австралийских, прежде всего коксующихся углей.

Кстати, это обстоятельство сразу увело прошлогоднее недовольство РЖД по поводу роста углеперевозок на востоке на второй-третий план. В госкомпании прозвучавший сигнал уловили, и теперь мы намного реже являемся свидетелями ситуаций, подобных осенним пикировкам угольщиков и железнодорожников вокруг целевых параметров грузоперевозок на Восточном полигоне.

 – Можно ли говорить, что заявляемые инфраструктурные проекты отходят от китаецентричной модели?

 – Оснований так считать пока нет. Тот же «Кедровый тракт» Олега Дерипаски на поверку отнюдь не про выстраивание государственной транспортной политики в Сибири и на Дальнем Востоке в пику Новому шелковому пути, как порой проговаривается. Будем прямолинейны: и транзитная, и производственная составляющие проекта – это геоэкономическое продолжение Нового шелкового пути.

В 2020 году Китай стал важным балансирующим рынком для всей алюминиевой отрасли, потребляя избыточные объемы производства из других стран мира. Чем не преминул воспользоваться тот же «Русал», приступив к освоению на своих крупнейших мощностях – Красноярском и Братском алюминиевых заводах – нового китайского рынка сбыта. Что мы и увидели в процентовке роста контейнерных перевозок цветмета по результатам 2020 года на Красноярской (на 46,3%) и Восточно-Сибирской железных дорогах (49,8%). Динамика, которую перевозчик получил именно за счет китайского фактора.

И даже инвестмодель «Транссиба 2.0», несмотря на общую попытку дистанцирования от китаецентричного вектора, оказывается в нее вписанной, поскольку базировалась на привлечении финансирования со стороны Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Банк создан в 2014 году по инициативе Китая, имеющего самую большую (свыше 25%) долю голосующих акций при рассмотрении стратрешений. АБИИ является на сегодня важнейшим финансовым инструментом развития проекта Нового шелкового пути, под реализацию которого он, в принципе, и создавался.

Беседовала Мария Салеева
Если Вы заметили ошибку, выделите, пожалуйста, необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редактору.


Чтобы оставить свой отзыв, Вам необходимо авторизоваться


ГОРЯЧИЕ ТЕМЫ



Читайте также

  • Цифровизация на транспорте
    Современные цифровые решения позволяют снизить расходы на транспортную составляющую при перевозках грузов. При этом появляется возможность оптимизировать отправки и снизить риски потерь в пути. Об этом, частности, говорилось на конференции ««Цифровизация транспортной отрасли в новой реальности: санкции, риски и эффективность»», которую провел в конце марта журнал «РЖД-Партнер».
  • Санкционная логистика
  • Как развернуть металлы на восток?
  1. На российском транспортном рынке активно продвигается китайская продукция. Являются ли поставки из КНР вариантом для снижения дефицита контейнеров и запчастей к вагонам?

Выставка Конгресс Конференция Круглый стол Премия Саммит Семинар Форум Дискуссионный клуб
Индекс цитирования Рейтинг@Mail.ru

Copyright © 2002-2022 Учредитель ООО «Редакция журнала «РЖД-Партнер»

Информационное агентство «РЖД-Партнер.РУ»

Главный редактор Ретюнин А.С.

адрес электронной почты rzdp@rzd-partner.ru  телефон редакции +7 (812) 418-34-92; +7 (812) 418-34-90

При цитировании информации гиперссылка на ИА РЖД-Партнер.ру обязательна.

Использование материалов ИА РЖД-Партнер.ру в коммерческих целях без письменного разрешения агентства не допускается.

Свидетельство о регистрации СМИ ИА № ФС77-22819 от 11 января 2006 г., выдано Федеральной службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия.

Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА РЖД-Партнер.ру

Разработка сайта - iMedia Solutions