Тема дня

ФАС России может инициировать возврат ценового регулирования стивидорных услуг Опубликовано 24.06.2016
Сразу несколько российских стивидорных компаний подозревают в установлении монопольно высоких цен на услуги по перевалке контейнеров, зерна, нефти и минеральных удобрений. (подробности online

Читать далее

В поисках границ коридора

В поисках границ коридора
от 25.12.2015 12:30

Раздел: Комментарии

С 4 января 2016 года тарифы на экспортные железнодорожные перевозки черных металлов будут понижены на 11,8% (на расстояниях менее 5 тыс. км) и на 12,8% (на расстояниях свыше 5 тыс. км в направлении дальневосточных портов). Понижающие коэффициенты будут применяться при условии сохранения объемов перевозок на уровне не ниже показателей 2015-го. Поможет данная мера металлургической отрасли? РЖД-Партнер попытался в этом разобраться.
 


По словам представителей ОАО «РЖД», введение понижающих коэффициентов на перевозку черных металлов нивелирует действующее в настоящее время повышение экспортных тарифов на 13,4%, введенное в рамках ценового коридора. Напомним, что в начале 2015 года все грузовые железнодорожные тарифы были проиндексированы на 10%, а позже ОАО «РЖД» ввело надбавку в размере 13,4% на перевозку экспортных металлургических грузов (надбавка для нефтяных грузов действовала с августа 2014 г.). Такое решение было принято в связи с девальвацией рубля по отношению к доллару и сокращением тарифной нагрузки на грузоотправителей, работающих на экспорт.


Однако девальвационный эффект был исчерпан уже во второй половине 2015 года из-за падения цен на мировом рынке черных металлов, поэтому металлурги уже не раз просили отменить экспортную надбавку. Так, в ноябре 2015-го стало известно о письме президента РСПП Александра Шохина в адрес премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, где указывалось, что цены на металлургическую продукцию на мировых рынках с начала 2015 года снизились на 30–40%, а доля транспортных затрат в стоимости продукции, напротив, возросла, например, в цене чугуна – до 28%, а стальных заготовок – до 14%.

Вице-президент НП «Русская сталь» Юрий Мишин ранее уже заявлял о вызовах, стоящих перед российской металлургией. Среди них упоминались снижение металлопотребления в РФ, падение мировых цен на сталь и усиление протекционизма на внешних рынках. Также обеспокоенность металлургов вызывали рост себестоимости металлопродукции и увеличение платы за электроэнергию для промышленных потребителей.

По оценке НП «Русская сталь», в связи с неблагоприятной макроэкономической ситуацией, снижением инвестиционной активности и прогнозируемым сокращением спроса потребление стали в России в 2015 году снизится на 12% и продолжит сокращаться в 2016-м. Представители партнерства ожидают дальнейшего снижения загрузки сталеплавильных мощностей в России, так как около 40% продаж российских металлургов приходится на экспорт.

Вице-президент по логистике ОАО «НЛМК» Сергей Лихарев также ранее указывал, что цены на металлургическую продукцию на мировых рынках в течение 2015 года упали более чем в 2 раза. «По большинству продуктов у нас маржинальность либо нулевая, либо отрицательная», – пояснял он.

Аналитик НП НСРО «Руслом.ком» Михаил Родионов в связи с этим отмечает, что в 2016 году вряд ли стоит ожидать роста объемов производства российских металлургических предприятий. «Внутреннее потребление металлургической продукции в лучшем случае не превысит нынешнего уровня, – поясняет эксперт, – а экспорт уже сейчас теряет привлекательность из-за исчерпания эффекта девальвации рубля на фоне продолжающегося падения цен на металлургическое сырье и сталь, драйвером которого являются как сокращение спроса, так и стремление «большой железорудной тройки» (Vale, BHP Billiton и Rio Tinto) максимально монополизировать мировой рынок».

Кстати, ввод новых металлургических мощностей в мире в 2015 году снизился вдвое по сравнению с 2013-м. По оценкам Worldsteel, сейчас в мире сосредоточено около 700 млн т в год избыточных сталеплавильных мощностей. В одном лишь Китае избыток производства стали в 2015 году разные эксперты оценивают от 200 до 400 млн т. «Никто за рубежом особенно не жаждет пустить на свой рынок не только российский стальной прокат, но и коксующийся уголь, ферросплавы, металлолом. Это касается как продуктов низких переделов вроде стальной заготовки, арматуры, горячекатаных рулонов, так и продукции высоких переделов – проката с цинковым, полимерным, алюмоцинковым покрытием, а также такой высокотехнологичной продукции, как электротехническая (трансформаторная) сталь», – отмечает М. Родионов. По его словам, в текущей ситуации экспортные отгрузки не станут драйвером роста производства, а в лучшем случае помогут его поддерживать или незначительно сокращать. «Данные факторы ставят металлургов буквально на грань выживания, – заключает эксперт. – Поэтому увеличение себестоимости металлургической продукции даже не на проценты, а на доли процента, в том числе за счет логистической составляющей, воспринимается крайне болезненно».

По мнению М. Родионова, в такой ситуации повышение конкурентоспособности экспорта за счет снижения транспортной составляющей даже на 2–4% могло бы несколько облегчить жизнь российским сталеварам. «При этом я бы не стал говорить о расширении возможностей отечественной металлургии из-за снижения издержек на железнодорожную транспортировку продукции за счет отмены экспортной надбавки, потому что перевозка всех грузов, в том числе угля, руды и лома, с 2016 года будет дороже на 9%», – отмечает он.

То, что тарифный коридор стоит использовать и в дальнейшем, ни у кого сомнений не вызывает. Но к каким параметрам стоит привязать динамику коридорных цен? Что думают по этому поводу регуляторы? Заместитель директора департамента государственного регулирования тарифов, инфраструктурных реформ и энергоэффективности МЭР Василий Шипилов отмечает, что пока какие-либо критерии, которые позволяют оценить эффективность применения гибких тарифов в сфере железнодорожных перевозок, отсутствуют. «Предоставление скидки может приносить пользу грузоотправителю, но при этом формировать убыток для того, кто предоставляет скидку, – отмечает В. Шипилов. – Поэтому нужны механизмы, которые будут обеспечивать необходимый уровень покрытия затрат и оптимальную рентабельность для обеих сторон».

Начальник департамента реализации тарифной политики в области грузовых железнодорожных перевозок ОАО «РЖД» Алевтина Кириллова констатирует, что для повышения эффективности использования тарифного коридора РЖД в условиях высокой волатильности мировых цен на сырье и готовую продукцию перевозчик ведет переговоры с ФАС и другими федеральными органами о применении дополнительных мер, которые позволят более гибко и мобильно подходить к принятию тарифных решений. «В частности, мы сформулировали и направили предложения, которые, во-первых, упростят правила пользования тарифным коридором, а во-вторых, учтут изменение курса рубля по отношению к мировым валютам при формировании тарифов на экспортные перевозки», – уточняет А. Кириллова.

По мнению заместителя генерального директора ИПЕМ Владимира Савчука, преимущественно только два вида грузов – черные металлы и нефтепродукты – приносят компании прибыль, составляя при этом всего 25% грузооборота. «Стремление к компенсации убытков за счет повышения доходов от прибыльных грузов приводит к выталкиванию грузовладельцев на автотранспорт, – констатирует он. – Поэтому проблема модернизации тарифной системы на железнодорожном транспорте назрела давно». Кстати, конкретные предложения по совершенствованию правил применения тарифного коридора уже неоднократно озвучивал независимый эксперт Леонид Мазо. «В конкурентной сфере разумно сохранить для перевозчика верхний ценовой предел тарифного коридора, – поясняет эксперт. – Нижний предел перевозчик мог бы устанавливать самостоятельно в зависимости от объемов затрат, при этом верхний предел тарифов на перевозку экспортных грузов целесообразно связать с динамикой внешнеторговых цен».

Таким образом, принятые ОАО «РЖД» меры по изменению тарифных условий на экспортные перевозки черных металлов в 2016 году можно считать необходимыми, в первую очередь в связи со сложившимися в отрасли условиями. Однако назвать их достаточными пока затруднительно – из-за того, что четкие ориентиры для привязки границ тарифного коридора так и не обнародованы. В то же время представители перевозчика заявляют о том, что соответствующая работа ведется, поэтому грузоотправители не теряют надежду на укрепление своих рыночных позиций за счет оптимизации транспортной составляющей.

Марина Ермоленко

В раздел "Комментарии" Назад к разделам статей

Печатная версия

Вам нужно авторизоваться или зарегистрироваться чтобы оставить комментарий

Комментарии (0)
  • Нижний 1 (Стрела)